Адвокат

Фёдор Никифорович Плевако — известный российский адвокат, который вошёл в историю благодаря своим выдающимся ораторским способностям. Говорят, что самую короткую судебную речь он произнес в защиту одного священника, вина которого в растрате церковного имущества была полностью доказана. Плевако сказал, обращаясь к присяжным заседателям, только одно предложение: «Этот человек всю свою жизнь отпускал вам грехи, так неужели мы теперь не отпустим ему один единственный грех?» Священника оправдали.

Однажды Плевако участвовал в защите старушки, вина которой состояла в краже жестяного чайника стоимостью около 50 копеек. В обвинительной речи прокурор сказал, что собственность священна, она является основой общего благосостояния, если разрешить людям посягать на неё, то страна погибнет. После речи прокурора, Плевако сказал: «Много бед и испытаний пришлось перетерпеть России за её более чем тысячелетнее существование. Печенеги терзали её, половцы, татары, поляки. Двенадцать языков обрушились на неё, взяли Москву. Всё вытерпела, всё преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь, теперь… старушка украла чайник ценою в пятьдесят копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно». Присяжные старушку оправдали.

Плевако участвовал в одном провинциальном городе в судебном процессе, на котором рассматривалось дело о банкротстве местного купца. Большинство присяжных заседателей были купцами, многие из них старообрядцы. Дело слушалось в здании, находящемся рядом с кафедральным собором, шло время Великого поста. Когда адвокату дали слово для защиты, как раз в этот момент ударили в колокол собора, призывая к великопостной вечерне. Плевако встал, перекрестился и неожиданно начал читать: «Господи и Владыко живота моего, дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми. Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему. Ей, Господи, Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь». Услышав слова молитвы, присяжные, а вслед за ними весь зал, включая судейских работников, встали, благоговейно слушая. А далее Плевако произносит как проповедь: «Сейчас священник, выйдя из алтаря, читает молитву о том, чтобы Господь дал нам силу «не осуждать брата своего». А мы в этот момент собрались именно для того, чтобы осудить своего брата. Господа присяжные заседатели, пойдите в совещательную комнату и там, в тишине спросите свою христианскую совесть, виновен ли брат ваш, которого судите вы?»

Однажды Ф.Н.Плевако был защитником полуграмотной женщины, владевшей небольшой лавкой. Она нарушила закон о торговле: накануне важного церковного праздника закрыла свою лавку на 20 минут позже, чем было положено. Заседание суда по рассмотрению её дела было назначено на 10 часов. Суд вышел с опозданием на 10 минут. Оказалось, что на месте отсутствует защитник. Прошло ещё 10 минут, в зал не торопясь вошел Плевако и спокойно сел на своё место и начал раскладывать свои бумаги. Председатель суда сделал ему замечание за опоздание. Адвокат достал свои часы и ответил, что на его часах всего пять минуть одиннадцатого. Председатель показал Плевако на настенные часы, которые показывали 20 минут одиннадцатого. Тогда защитник поинтересовался, какое время показывают часы председателя и прокурора. Оказалось, что у председателя на часах 15 минут, а у прокурора – 25 минут одиннадцатого. Далее судебное следствие пошло в обычном порядке. Было установлено, что владелица лавки действительно нарушила закон. Когда предоставили слово защитнику, он произнёс очень короткую речь: «Подсудимая действительно опоздала на 20 минут. Но, господа присяжные заседатели, она женщина старая, малограмотная, в часах плохо разбирается. Мы с вами люди грамотные, интеллигентные. А как у нас обстоит дело с часами? Когда на стенных часах — 20 минут, у господина председателя — 15 минут, а на часах господина прокурора — 25 минут. Конечно, самые верные часы у господина прокурора. Значит, мои часы отставали на 20 минут, и поэтому я на 20 минут опоздал. А я всегда считал свои часы очень точными, ведь они у меня золотые, мозеровские. Так если господин председатель, по часам прокурора, открыл заседание с опозданием на 15 минут, а защитник явился на 20 минут позже, то как можно требовать, чтобы малограмотная торговка имела лучшие часы и лучше разбиралась во времени, чем мы с прокурором?» После короткого совещания женщина была оправдана присяжными.

Плевако выступал защитником в одном безнадёжном деле. Он был адвокатом мужчины, обвинявшегося в убийстве своей жены. Публика в зале ждала с нетерпением речи, понимая, что должно быть что-то необычное. Плевако спокойно встал и сказал: «Господа присяжные заседатели!» В зале воцарилась тишина. Плевако помолчал и вновь повторил: «Господа присяжные заседатели!» Все в ожидании смотрят на адвоката. Через некоторую паузу опять звучит: «Господа присяжные заседатели!» По залу прокатился недовольный шум. А Плевако опять своё: «Господа присяжные заседатели!» Зал загудел, выражая своё недовольство. Наконец адвокат поднял руку, успокаивая народ, и сказал: «Ну вот, господа, вы не выдержали и 15 минут моего эксперимента. А каково было этому несчастному мужику слушать 15 лет несправедливые попреки и раздраженное зудение своей сварливой бабы по каждому ничтожному пустяку?!» В зале сначала воцарилась полная тишина, а потом раздались восторженные аплодисменты. Подзащитный Плевако был оправдан.

Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • LinkedIn
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Блог Li.ру
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *