О Сергее Есенине

Сергей Есенин с 5 лет читал Священное Писание. Дом, в котором жила его семья, находился рядом с церковью, поэтому в их доме часто останавливались богомольцы, паломники, странствующие нищие и слепые. Сергей сочувствовал всем, был сердобольным ребёнком, очень любил беседовать со странниками. Будущий поэт окончил церковно-учительскую школу, в которой готовили учителей церковно-приходских школ. Во время учебы он прислуживал священнику в храме во время службы. Но после окончания учёбы начал работать в типографии Сытина и попал под влияние Льва Толстого, а затем и других современных идей, увлёкся революцией. Хотя в есенинских стихах и появляются мотивы богоборчества, но Есенин никогда не отрекался от Бога. Многие исследователи жизни и творчества Есенина говорят, что миф о беспробудном пьянстве поэта, не находит подтверждения. Литературный образ Есенина и реальный человек не одно и то же. «…Рядясь в маску хулигана, — пишет Воронова, — поэт не ограничивается стремлением эпатировать мещанскую толпу, но преследует иную, более значительную цель – донести до современников некие выношенные им истины, не во всём совпадающие с принятой большинством мерой ценностей и идеалов. По существу, с той же, в известном смысле дидактической целью обращались к своим благополучным соплеменникам и русские юродивые… под маской есенинского «хулиганства» часто скрывается стремление высказать свою правду о мире и людях». Многие исследователи жизни Есенина выступают против версии о самоубийстве поэта. Говорят, что он ехал в Ленинград не умирать, а работать. Он собирался готовить там к изданию собрание своих сочинений. Говорил, что мало у кого из поэтов в России при жизни выходило собрание сочинений, а у него – выйдет. Характер ран на посмертном теле Есенина, по мнению некоторых специалистов, исключает возможность самоубийства, Данные о смерти поэта до сих пор засекречены ФСБ.

До сих пор также окончательно не поставлена точка в истории с «Ответом Демьяну Бедному». В 1925 году советские газеты напечатали поэму известного «пролетарского поэта» Демьяна Бедного «Новый Завет без изъяна евангелиста Демьяна». В этой поэме автор взял евангельскую историю и кощунственно изложил её в издевательской манере. В ответ на эту поэму в народе начал распространятся ответ на неё под названием «Послание «евангелисту» Демьяну Бедному» за подписью Сергея Есенина. Этот ответ быстро разошёлся по России, не смотря на противодействие властей, ведь имя Есенина имело огромный авторитет в народе. Но вдруг в 1926 году в «Правде» публикуют письмо сестры Есенина Екатерины Александровны, в котором она утверждает, что «Послание «евангелисту» Демьяну Бедному» написал не её брат. Но можно ли верить этому письму? Во-первых, статья в «Правде» могла быть написана сестрой поэта под давлением властей из-за страха. А во-вторых, она могла и не знать о том, что её брат написал эти стихи. Автором «Послания» объявляют 35-летнего служащего Николая Николаевича Горбачёва. Интересно, что этот человек в списке советских поэтов не значился. До нашего времени практически не сохранилось его произведений, а то, что сохранилось – явный примитив. Вызывает сомнение, что третьесортный поэт, не создавший ничего стоящего, мог написать такие талантливые стихи. За написание «Послания Демьяну» Горбачёва приговаривают к 3 годам лагерей, но уже через 3,5 месяца он оказывает досрочно освобождённым. Неправдоподобно мягкое наказание для того времени. Есть сведение, что Горбачев сотрудничал с ОГПУ, он никогда в оппозиции не был, всегда был лоялен к советской власти, служил на командных должностях в Красной Армии, даже был заведующим карательным отделом губисполкома. Вся эта история с признанием авторства «Послания» похожа на попытку властей снизить значимость этих стихов, поскольку авторитет Есенина в народе был несравненно выше, чем Демьяна Бедного. Поэтому и нашли «поэта» Горбачёва, который «раскаялся в содеянном». Интересно, что «Послания Демьяну» включалось в зарубежных изданиях стихов Есенина, хотя и с оговоркой, что есть основания считать автором Есенина, на это также указывает характерный для Есенина стиль, но нет точных доказательств его авторства.

Послание «евангелисту» Демьяну Бедному

Я часто думаю, за что Его казнили,
За что Он жертвовал своею головой,
За то ль, что, враг суббот, Он против всякой гнили
Отважно поднял голос свой?

За то ли, что в стране проконсула Пилата,
Где культом кесаря полны и свет и тень,
Он с кучкой рыбаков из бедных деревень
За кесарем признал лишь силу злата?

За то ли, что, себя на части разорвав,
Он горю каждого был милосерд и чуток
И всех благословлял, мучительно любя:
И маленьких детей, и грязных проституток?

Не знаю я, Демьян, в «евангелье» твоем
Я не нашел правдивого ответа.
В нем столько бойких слов, ох, как их много в нем,
Но слова нет, достойного поэта.

Я не из тех, кто признает попов,
Кто безотчетно верит в Бога,
Кто лоб свой расшибить готов,
Молясь у каждого церковного порога.

Я не люблю религии раба,
Покорного от века и до века.
И вера у меня в чудесное слаба,
Я верю в знание и силу человека.

Я знаю, что, стремясь по нужному пути,
Здесь, на земле, не расставаясь с телом,
Не мы, так кто-нибудь да должен же дойти
Воистину к Божественным пределам.

И все-таки, когда я в «Правде» прочитал
Неправду о Христе блудливого Демьяна,
Мне гадко стало так, как будто я попал
В блевотину, извергнутую спьяна.

Пусть Будда, Моисей, Конфуций и Христос
Далекий миф — мы это понимаем,
Но все-таки нельзя, как годовалый пес,
На всех и вся захлебываться лаем.

Христос, сын плотника, когда-то был казнен.
Пустое это — миф, но все ж, когда прохожий
Спросил Его: «Кто ты?» — ему ответил Он:
«Сын человеческий», а не сказал: «Сын Божий».

Пусть миф Христос, как мифом был Сократ,
И не было Его в стране Пилата.
Так что ж от этого и надобно подряд
Плевать на то, что в человеке свято?

Ты испытал, Демьян, всего один арест
И ты скулишь: «Ох, крест мне выпал лютый».
А что, когда б тебе Голгофский дали Крест
Иль чашу с едкою цикутой?

Хватило б у тебя величья до конца
В последний час, по их примеру тоже,
Благословлять весь мир под тернием венца
И о бессмертии учить на смертном ложе?

Нет, ты, Демьян, Христа не оскорбил,
Ты не задел его своим пером нимало.
Разбойник был. Иуда был,
Тебя лишь только не хватало.

Ты сгустки крови у Креста
Копнул ноздрей, как толстый боров.
Ты только хрюкнул на Христа,
Ефим Лакеевич Придворов.

И ты свершил двойной тяжелый грех —
Своим дешевым балаганным вздором
Ты оскорбил поэтов вольный цех
И малый свой талант покрыл большим позором.

Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • LinkedIn
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Блог Li.ру
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *